Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница

К счастью, она сменила тему, когда Дэйр принесла десерт — толстые ломти персикового пирога с ванильным мороженым. Пирог был так хорош, что Джулиан едва не завопил от удовольствия. Он оглядел стол, и было видно, что и остальные чувствуют то же самое. Они сидели прикрыв глаза с выражении блаженства на лицах, как у людей, которые пережили религиозный экстаз.

— Пироги из булочной «Скай-Ривер», — сказала Дэйр.

— Нет, они прямо из рая, — возразил Грег.

Джулиану и Дэзи пришлось мыть посуду, и это был единственный недостаток превосходного обеда. Но даже и это было не так плохо. В большой кухне были кулеры, стальные раковины и посудомоечная машина Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница. Они быстро все убрали, смеясь и поддразнивая друг друга, пока сдирали шкварки, мылили, ополаскивали и сушили тарелки. К тому времени, как они закончили, снаружи было уже темно. Фредди и Макс, прихватив с собой маленькую дворнягу по имени Баркис, отправились в холл сыграть в пинг-понг. Коннор и остальные сидели и попивали кофе, просматривая планы и графики. Это было так отвратительно, черт побери, что Джулиана затошнило.

— Можем мы пойти на пляж и развести костер? — спросила Дэзи.

— Вы с Джулианом? — спросил ее отец.

— А то! Да, папа. Я и Джулиан.

Итак, и здесь тоже было кое-что интересное. Что-то вроде борьбы Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница между Дэзи и Грегом Беллами. Джулиан решил вмешаться:

— Я обещаю, что буду вести себя наилучшим образом, сэр.

Отцы девчонок обычно обожали, когда их называли сэр. Одно маленькое словечко, и они вели себя так, словно их дочь встречается с парнем «Все в порядке».

— Он будет хорошо себя вести, — заверил Коннор.

Больше они не обменялись ни словом, но Джулиан услышал повторное предостережение: «Не дури».

— Думаю, это нормально, — согласился Грег. — Попозже я, может быть, приду вас навестить.

— Договорились, папа, — сказала Дэзи с принужденной легкостью. — Это будет замечательно.

Оливия выдала ей коробку из кухонной машины.

— Только выройте яму для костра, хорошо Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница?

Развести костер оказалось труднее, чем выглядело в журнале. Они извели целую коробку спичек, прежде чем дерево по-настоящему занялось, давая больше дыма, чем огня. Спасаясь от густых клубов дыма, Джулиан обнаружил, что с удобством устроился рядом с Дэзи. Один-ноль в его пользу.

— Итак, что у тебя за история? — спросила она.

Джулиан подумал о том, чтобы соврать насчет какой-нибудь высококлассной школы, и таким образом произвести на нее впечатление. Но он слишком устал, чтобы придумывать историю, и все равно он был на крючке.



— Моя мать — безработная артистка — поет, танцует, играет, — поведал он и решил ничего не рассказывать о Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница своем отце. Когда люди слышали о том, что случилось, они становились такими сочувствующими и слезливыми, а Джулиан это ненавидел.

— В мае у меня были проблемы с законом, — признался он.

Правда подействовала на нее как афродизиак. Он почувствовал, как грудь Дэзи прижалась к его плечу, когда она наклонилась к нему и прошептала:

— Итак, что это был за инцидент? Ты украл автомобиль? Распространял наркотики?

Ну конечно. Именно это люди и думали, глядя на Джулиана Гастинс. Здоровенный черный парень с дредами и такой осанкой. Кем еще он может оказаться, если не малолетним преступником?

— Я изнасиловал девушку, — ответил он. — Может быть, я изнасиловал троих.

Дэзи Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница постаралась не слишком заметно отодвинуться от него, но он заметил, что теплое напряжение между ними ослабло.

— Ты врешь. — Она охватила руками колени.

Черт, она была противная девчонка. Она не только знала, что он врет, она знала, что он уже жалеет о том, что выставил себя насильником. Это было и вовсе глупо.

— Я сломал амортизатор, прыгнув с моста на шоссе, — признался он.

— Ух ты. Почему ты использовал амортизатор, прыгая с моста? — в ужасе спросила она.

— А почему бы тебе не попробовать? — спросил Джулиан.

— Но ты мог переломать себе все кости. Остаться паралитиком. Мозг твой умер бы. Или ты просто умер Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница бы.

— Люди умирают каждый день.

— Да, но, если прыгать с моста, можно поторопить судьбу. — Дэзи пожала плечами.

— Это было круто. — Он проследил глазами за искрами, взлетающими в небо. — Я бы сделал это снова. Мне всегда нравилось летать. Все, что хотя бы отдаленно напоминало полет, всегда было моей мечтой.

— Значит, тебе это нравится. — Дэзи полезла в карман и вытащила футляр для очков. Она открыла его, в нем оказалась толстая, уродливая самокрутка, набитая марихуаной.

Приподняв горящую ветку, она прикурила и вдохнула дым.

— Это мой способ летать. — Она сделала еще один грамотный вдох и протянула сигарету Джулиану.

— Я пас. Мне нужно следить Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница за собой. Понимаешь, судья в Калифорнии предоставил моей матери выбор: или я покидаю город на лето, или отправляюсь в колонию. Поскольку я приехал сюда, мое дело закроют.

— Достаточно честно. Но тебя не поймают. — Она снова предложила ему сигарету.

Итак, теперь он снова должен был сказать правду. Даже если это будет выглядеть так, словно он бойскаут.

— Я не курю.

— Перестань. Это по-настоящему хорошая травка, — сказала Дэзи. — И нас ни за что не поймают. Мы посредине ничего.

— Я об этом не тревожусь. Просто от этого не тащусь.

— Как хочешь. — Дэзи добавила веток в огонь, глядя, как они горят Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница. — А девушке приходится находить радость везде, где только возможно.

— Значит, тебя это веселит? — спросил он.

Она прищурилась на него сквозь дым:

— Пока что это лето было каким-то… странным. Предполагается, что тут станет повеселее. Я хочу сказать, я так думала. Это наше последнее лето детства. На следующий год мы будем выпускниками и проведем все время работая и готовясь к экзаменам в колледж.

— Колледж. Это хорошо.

— Ты не планируешь поступить в колледж?

Поначалу он так поразился ее вопросу, что просто рассмеялся.

— Что? — спросила она, похоже забыв о дымящейся сигарете.

— Никто никогда не спрашивал у меня этого раньше, — сознался Джулиан.

— Ты ведь старшеклассник Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница, разве нет? — с нажимом спросила она.

— Верно, — согласился он.

— И твои учителя и наставники не терзали тебя вопросами после девятого класса?

Он рассмеялся снова:

— В моей школе такого не бывает. Наши выпускники не поступают в колледж. В моей школе считается хорошим результатом, если подросток заканчивает школу, а не отчислен из-за того, что у него родился ребенок или его посадили.

— Посадили куда?

— Это просто выражение. Посадили — означает, что человек попал в исправительную колонию.

— Какой кошмар, — сказала Дэзи. — Ты должен сменить школу.

Джулиан был потрясен. Эта девочка не жила в реальном мире. Она просто не въезжала в проблему.

— Там, откуда Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница я родом, ходят в государственную школу, что поблизости. И после этого ты находишь какую-нибудь поганую работу, например моешь машины и играешь в лотерею в надежде на лучшее.

Тут Дэзи захихикала.

— Люблю мальчишек с амбициями.

— Я просто реалист.

— Я не говорю, что колледж — это какая-то нирвана или что-то вроде этого, но я уверена, что это, черт побери, лучше, чем мыть машины.

— Колледж стоит денег. Если даже у тебя есть финансовая поддержка — которой у меня нет, потому что моя мать бедна, — все равно нужны деньги, которых у меня нет.

Она пожала плечами:

— Тогда иди в армию. Боже, даже Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница я знаю это.

Армия. Он слышал о службе подготовки офицеров резерва, и часто. Агитаторы приходили в школу, чтобы поговорить об этом, но Джулиан воспользовался возможностью смыться из класса и направиться на трассу для мотоциклов.

— Военные оплатят стоимость твоего обучения, — продолжала Дэзи. — Ты также можешь получить назначение в военную академию, но это вроде как по-настоящему трудно. Ты будешь иметь вроде как пятнадцать тысяч по тесту CAT.

Несмотря на тот факт, что он уже прошел тест CAT и получил баллы, которые школьные учителя сочли мошенничеством, Джулиан почувствовал себя совершенно опустошенным. Назначение? Военная академия?

— Эти школы бесплатные, — продолжала она. — На самом Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница деле тебе даже платят за то, чтобы ты в них учился.

— Никак невозможно.

— Возможно.

— Назови хотя бы одну.

— Вест-Пойнт. Ха, я права. Ты можешь пойти в Вест-Пойнт.

— Это так же легко, как слетать на Луну. — Он видел это место один раз в кино. Вест-Пойнт. Парни маршируют вокруг, как игрушечные солдатики, кричат друг другу в лицо. И это колледж? — Так ты говоришь, что они дадут четырехлетний курс обучения в колледже бесплатно?

— На самом деле, если ты будешь там учиться, они будут выписывать тебе чек. Мальчишка из моей школы, его отец вроде как полковник в военно Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница-воздушных силах или что-то вроде этого. Он пытался получить назначение в академию военно-воздушных сил.

Военно-воздушные силы, подумал Джулиан. Летать. Эта мысль охватила его, живая, как сон наяву.

— Звучит по-настоящему круто. — Дэзи, очевидно, устала от высоких материй. Она сунула погасший окурок в футляр от очков. — Я думаю, в дополнение к военному делу ты мог бы выучиться на инженера, или ученого, или что-то в этом роде. Кто не захочет такого?

Джулиан подумал о своем отце, внезапно поняв, как остро по нему скучает. Наука поглотила Луиса Гастинса. Это была его страсть. Джулиан понимал это, потому что у него Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница тоже была страсть. Не к науке, к полетам, опасности и скорости.

— Итак, сколько это стоит? — спросил он.

— Ты не должен будешь платить за обучение, но ты останешься должен им кое-что. Ты отдашь им как минимум пять лет своей жизни. — Она изучала Джулиана понимающим, сочувствующим взглядом. — Должно быть, странно заканчивать школу, когда никто не помогает тебе поступить в колледж, — сказала она.

— Я никогда по-настоящему об этом не думал. — Джулиан не знал, что хуже — то, что никому нет дела, или то, что возможность поступить в колледж была так далека для него, почти невозможна.

— Ну, то, что никто не Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница помогает тебе, не означает, что ты не можешь помочь себе сам.

— Согласен, — кивнул он и сунул еще одну сухую ветку в костер. — Спасибо за рекламу.

— У тебя приземленный взгляд на вещи, — заметила она.

— Зато твоя голова в облаках.

Дэзи громко рассмеялась, и ее голос был таким же далеким, как искры и дым от костра. Он сидел очень прямо и с благодарностью смотрел на нее.

«Ну хорошо, — думал он, — может быть, это лето и не будет в конечном итоге таким отвратным».

17.

Каждое утро для Оливии начиналось мистически прекрасно. Птицы пели в лесу, и солнце касалось мира золотым светом. Туман собирался Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница над озером, скошенная трава волнами клонилась под мягким утренним бризом и медленно просыхала под восходящим солнцем. Она бегала каждый день, как делала это в городе. Только дома это происходило на беговой дорожке. В «Киоге» она пробегала пять миль без остановки по лесу, по дорожке, которая была вновь обсажена кустами ее дядей и его ландшафтной командой.

Занимаясь на тренажере, она обычно клала в задний карман шортов свой айпод, чтобы не скучать. Но здесь ей не нужно было радио для утренних пробежек. Пение просыпающихся птиц, по временам трубный голос лося и шум утреннего ветра были прекрасным развлечением.

Она выбежала из леса Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница к столовой и едва не споткнулась, заметив Коннора Дэвиса, паркующего грузовик у сарая.

— Ты рано встаешь, — заметила она, пытаясь дышать ровно.

Она мило улыбнулась, но внутри у нее все съежилось. У него был талант заставать ее в самые худшие ее моменты — тогда на флагштоке, одетой для работы, и теперь в бюстгальтере для бега, без рубашки, в неоново-оранжевых шортах. Для довершения вида она была вся потная, у нее сбилось дыхание, с волосами, небрежно завязанными в хвост. Хотя бы раз он увидел ее в любимой рубашке от Марка Якоса и новых туфлях от Маноло на плоской подошве.

Однако он вроде Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница как не заметил ее пота и немытых волос. Он смотрел на ее ноги, грудь и голый живот. И да, она определила момент, когда он заметил это — ее пупок с пирсингом.

— Итак, я пропускал такое каждое утро? — спросил он.

— Похоже, что так.

— Мне надо было ставить будильник на пораньше.

Она не была уверена, что он с ней флиртует. Несмотря на это, ей хотелось этого, и хотелось, чтобы это не было для него развлечением от скуки. Пытаясь казаться невозмутимой, она открыла бутылку с водой, сделала глоток, потом вытерла рот тыльной стороной ладони.

— Что поделывает твой брат?

— У него все клево.

Жаргон Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница выводил Оливию из себя, у Коннора «все клево» могло означать все, что угодно, от «У него все еще есть пульс» до «Он только что выиграл в лотерею».

Может быть, сама мужественность Коннора была причиной того, что она находила его раздражающе сексуальным. Его грузовик был превосходным тому примером. Она подозревала, что кабина с разбросанными бумагами и счета была его главным рабочим кабинетом, зато его коллекция дисков превосходно организована, так чтобы он мог достать свой любимый альбом, не отрывая глаз от дороги.

Заглянув в кузов его грузовика, она была поражена, увидев там не инструменты и оборудование, а кучу скворечников всех возможных размеров и форм Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница. Каждый был выполнен вручную и выглядел уникальным, и у каждого было больше деталей, чем нужно обычной птице. У одного на боку было маленькое водяное колесо, у другого — полотняный навес. Некоторые были сделаны в викторианском стиле, а несколько повторяли хижины адирондак.

— Это ты сделал? — спросила она Коннора.

— Точно, — сказал он, — и это заняло все мое свободное время. — И, рассмеявшись, покачал головой. — Они из скобяной лавки в городе. — Он поднял четыре скворечника и перенес их в сарай.

— Могу я спросить, что ты намерен делать со всеми этими скворечниками? — Она схватила пару и последовала за ним.

— Ты можешь спросить Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница. Если они здесь не нужны…

— Я просто хочу понять, что у тебя на уме.

— Ничего. — Он продолжал укладывать скворечники ровными рядами в сарае. — Может быть, Дэйр сможет использовать их в своих фантазиях.

— Ты, должно быть, любишь птиц.

Заинтригованная Оливия помогала ему, больше не задавая вопросов. Остывая после пробежки, она почувствовала прохладу утреннего ветра. В ту же секунду Коннор стащил с себя куртку и набросил ей на плечи. Это хороший знак, значит, он ее чувствует.

— Не надо! — запротестовала она. — Я вся в поту.

— Как будто это меня беспокоит, — сказал он. — Надевай в рукава.

Оливия закуталась в куртку, словно в его объятия Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница. Это было слишком хорошо, думала она, вдыхая запах его тела, сжившийся с тканью. Он не должен пахнуть так хорошо.

— Итак, как ты себя чувствуешь, вернувшись назад в лагерь «Киога»? — спросила она, стараясь заполнить наступившее неловкое молчание.

— Это не слишком отличается от моего фургона.

— Как давно ты живешь в нем? Ты что, и зиму там проводишь? — Она немедленно пожалела о своем вопросе. Это звучало как осуждение. — Прости, — сказала она. — Я не должна совать нос не в свое дело.

— У нас суровые зимы, — ответил он и больше ничего не объяснил.

Черт. Она обидела его или рассердила. Сколько раз она говорила себе, что лучше Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница всего держать свои вопросы при себе. Поэтому она боялась задавать вопросы о его отце. Или это было странно, что она не спрашивала о нем? Она не знала. Терри Дэвис был значимым фактором в жизни Коннора, может быть, определяющим фактором. А постыдная правда состояла в том, что Оливия была трусихой. Она боялась услышать его печальную историю о том, как умер его отец. Она не хотела слышать, что он в конце концов допился до смерти. Она боялась печали Коннора, потому что знала, что не сможет его утешить.

— Ну, — быстро сказала она, — надеюсь, вы с Джулианом провели хорошую ночь Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница.

Он закрыл дверь в сарай.

— Я только надеюсь, что смогу удержать его от беды этим летом.

— Ты уже делал это раньше, — напомнила она ему. — В последнее лето, когда мы… — Кажется, она опять говорит не то. — Он стащил у тебя деньги, когда был маленьким мальчиком, но ты умудрился быть выше этого.

— Скорее всего, он сможет обставить меня. Но я постараюсь изо всех сил, чтобы этого не произошло.

Коннор был сама забота. Она знала, что он был таким. Он рос так, как рос, и его характер был выкован в квадрате, состоящем из пьянства его отца и пренебрежения его матери. Иногда Оливия Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница думала, каким человеком мог бы он стать, если бы его родители заботились о нем, вместо того чтобы предоставить ему расти самому по себе. Затем она подумала о других людях, которых знала, людях, о которых заботились и которые получили все преимущества. Многие из них упустили возможности, которые были им даны, и стали детьми-иждивенцами, объектом внимания таблоидов.

— Как обстоят дела у вас с Джулианом? — спросила она.

— Мы едва знаем друг друга. Он не в восторге от того, что оказался под моим присмотром.

— Как ты относишься к нему?

— Не знаю. Он не хочет оставаться здесь и ведет себя как маленькое дерьмо.

Она Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница наклонила голову, скрывая улыбку.

— Что? — спросил он, заметив ее изумление.

— Это хорошо, что ты так честен. Меня немного беспокоило, что ты уж чересчур какой-то правильный.

— Джулиан — моя семья. Когда он родился, мне было одиннадцать, и он стал лучшим событием в моей жизни. Шесть месяцев у меня был брат. Затем его отправили жить с отцом, и все было кончено, вот так неожиданно. Никто не предупредил меня и не советовался со мной. Я просто пришел из школы в один прекрасный день, и его не было. Я после этого несколько дней не разговаривал с матерью, может быть, недели. — Он посмотрел Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница на свои руки, мозолистые и в шрамах от тяжелой работы, и сложил пальцы. — Я никогда никому об этом не рассказывал.

Именно тогда Оливия осознала, какую боль он скрывает.

— Может быть, я могу поговорить с Джулианом. Я хочу сказать, если ты не возражаешь…

Он покачал головой:

— С чего бы мне возражать?

— Мне нравится разговаривать с ним. — Она не спала вчера вечером, когда пришли Джулиан и Дэзи, и у нее с ними был долгий разговор. — Ты знаешь, что прошлой весной он проходил тест и набрал тысячу пятьсот пятьдесят баллов? Восемьсот по математике, семьсот пятьдесят по английскому. — Она заметила удивление на лице Коннора.

— Шестнадцать Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница сотен — это превосходный балл, верно? — сказал он.

— Да…

— Он пропускает половину занятий, — подчеркнул Коннор.

— Мне кажется, в школе его упустили. — Она чувствовала себя неожиданно взрослой, обсуждая его брата подростка. Это было что-то новенькое — относиться к Коннору Дэвису как к взрослому, говорить с ним как человек с опытом. Неожиданно их отношения стали куда более сложными. Когда она впервые увидела его, ей хотелось только одного: показать ему свое новое «я» и заставить пожалеть о том, что он потерял много лет назад. Но это не продлилось долго, конечно. Ее сердце было беззащитным, когда дело касалось Коннора Дэвиса. Почти против Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница ее воли их отношения изменились и продолжали углубляться всякий раз, когда они встречались.

Они вместе отправились на кухню. Пока она отмеряла кофе для кофеварки, она чувствовала на себе его взгляд, но притворилась, что не замечает этого.

— Помнишь тот год, когда мы дежурили ночью и намазали всех арахисовым маслом? — спросила она.

— Фалк Сент Джон, вероятно, все еще пытается выковырять это масло из своих волос. — Он взял поржавевший теннисный кубок, который она привезла из отцовской кладовки. — Что это?

Оливия прикусила губу. Она оставила кубок на виду и надеялась, что кто-нибудь спросит ее о ней. Каждый день она ждала, что именно Коннор обратит Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница внимание на эту вещь.

— Старый трофей моего папы. Я собираюсь его отполировать.

Он нашел фотографию и запонку, которые лежали внутри. Он положил запонку на место, но изучил снимок с потрясенным выражением лица.

— Эта фотография, — сказала она, следя за тем, чтобы ее голос звучал как обычно, — вот причина, по которой я в тот день спрашивала тебя о Дженни Маески.

— Похоже на нее, скорее более юная версия ее, — согласился он. — Это, вероятно, ее мать.

— Это она. Та же фотография висит в булочной, только парень на картинке отрезан. Узнаешь его? — спросила она. Не ожидая ответа, она сказала: — Это мой отец. В 1977 году Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница. Я умираю от желания узнать, что за история скрывается за всем этим.

— Так спроси его об этой женщине, — предложил Коннор.

— Не думаю, что это хорошая идея.

— Почему бы и нет? Ты ведь близка с отцом. Он, вероятно, не будет возражать.

Коннор был прав, но все равно, Оливия просто не могла. Личная жизнь родителей была недоступна для нее. Иногда она спрашивала отца, встречается ли он с кем-нибудь, не думает ли он, что в один прекрасный день сможет снова жениться. Он всегда смотрел на нее с печальной и сладкой улыбкой и качал головой, заявляя, что ему никогда не везло в области Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница романтических отношений. Оливия начала думать, что это характерная черта ее семьи.

— Я чувствую неловкость, делая это, — сказала она Коннору. — И не говори мне, чтобы я показала снимок Дженни. Я не могу этого сделать.

— Я знаю кое-кого, у кого мы можем спросить.

18.

Коннор надеялся, что он делает правильно, помогая Оливии удовлетворить любопытство насчет старых дел. Все равно было слишком поздно сдавать назад. Через несколько дней они поехали вместе в Авалон, с Джулианом на заднем сиденье. Он хотел, чтобы его подбросили до библиотеки, хотя не дал никаких объяснений, сунув руку в лямку своего рюкзака и выйдя на тротуар Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница.

— Я заберу тебя через час, — сказал Коннор и затем повернулся к Оливии, которая сидела в нервном молчании на пассажирском сиденье рядом с ним. — Надеюсь, здесь он не наживет неприятностей на свою голову.

— Библиотека не особенно опасное место. Он, вероятно, отчаянно скучает по Интернету, — предположила она. — Он рассказывал тебе о друзьях, которых оставил дома?

— Нет. Думаешь, мне стоило расспросить его?

— Нет, — быстро ответила она. — Если ты начнешь любопытствовать, он замкнется.

Он изучающе посмотрел на нее. Она интересовалась Джулианом, и он не знал почему. Это было почти нереальным, снова сидеть с ней рядом. С тех пор как она вернулась в Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница его жизнь, он много думал о прошлом, о том, как близки они были, как многое они делили друг с другом. И как сильно они ранили друг друга.

Теперь им надо было решить, быть или нет вовлеченным в жизнь друг друга снова.

«Не делай этого», — убеждал он себя, стараясь не вспоминать, что он чувствовал, когда она была в его объятиях, ее щека прижималась к его груди, и он слышал биение ее сердца. Он думал, что едва помнит ее, но каждую минуту, которую он проводил с ней, воспоминания возвращались, и теперь все, что ему нужно было сделать, — это закрыть глаза и вообразить, что вернулись Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница дни в лагере «Киога», когда жизнь казалась такой простой и все было возможно.

— Он занимается спортом в школе? — спросила Оливия.

— Он в команде дайверов, я думаю.

— Это имеет значение, поскольку он так любит высоту. Он интересный мальчик. Я рада, что он приехал сюда на лето. — Она улыбнулась, но все еще выглядела несколько напряженной.

— Ты рада?

— Конечно. Я люблю детей, особенно люблю подростков, даже их страхи и травмы. — Она вздохнула и посмотрела в окно. — Может быть, потому, что я слишком хорошо помню, как трудно быть подростком и как никто в мире не понимает тебя.

— И тем не Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница менее ты понимаешь.

— Я понимаю.

— Что случилось с тобой, ведь ты хотела быть учительницей? — спросил он.

Оливия пожала плечами:

— Я сильно изменилась за четыре года в колледже. Поначалу я действительно хотела преподавать в школе. Это был мой шанс превратить школу в счастливый опыт для себя, стать популярной. — Она мягко улыбнулась. — Затем во время учебы в колледже я поняла, что мне уже не нужно это. Я перестала нуждаться в переделке.

Пока она говорила, он смотрел на ее губы. Когда ее рот произнес слово «переделка», ее губы сложились так, словно она готова поцеловать его.

«Долгожданная мысль, — подумал он. — Она сама это сказала Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница. Она не нуждается в переделке».

— А ты хотел быть тренером, — напомнила она ему.

— У тебя хорошая память. — Он понимал, что она имеет в виду: только в школе и спортивной команде он чувствовал себя успешным, уважаемым и в безопасности. Если бы он сделался тренером, то стал бы частью мира навсегда. Он знал, почему отказался от своей мечты, но не был готов объяснить это Оливии.

Он отъехал от тротуара и направил грузовик к Индиан-Веллз, в нескольких милях от города, где его отец жил в «Индиан велл», общине престарелых. Терри Дэвис не был болен и не был стар, но казалось Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница, он наслаждался жизнью здесь, как и назойливые женщины, которые царили в этом месте, и, будучи выздоравливающим алкоголиком, он полюбил собрания, которые проходили здесь каждый день.

Оливия снова погрузилась в молчание.

— Ты не возражаешь, если мы навестим моего отца? — спросил Коннор.

— Конечно нет. Конечно. Когда ты впервые сказал мне, что он… все еще здесь, я забеспокоилась. Ты никогда не упоминал о нем.

— Ты никогда о нем не спрашивала.

— Я знаю. Мне жаль, я хочу сказать, что рада. — Она вспыхнула. — Я не спрашивала тебя о твоем отце, боялась, что с ним что-то случилось, и не хотела тебя расстраивать. — Она сделала Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница паузу. — Я такой цыпленок. Я никогда не знала, как помочь кому-то разобраться с проблемами.

Может быть, подумал Коннор, это определило ее три неудавшихся обручения. Он не хотел знать всех неприятных деталей, но полагал, что, если не можешь справиться с чужими горестями, ты не далеко продвинешься в отношениях. Он повернул на парковку.

— К твоему сведению, у отца все в порядке, — добавил Коннор, ощущая некоторую гордость и облегчение.

Коннор хотел бы, чтобы выздоровление его отца заняло не так много времени, но не было смысла сходить с ума от этого. Факт состоял в том, что проблема его отца украла у него Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница детство, но горевать об этом было бессмысленно. Его отец приходил в себя. Его мать все отрицала. Могло быть и хуже.

— Он действительно в хорошей форме сейчас, — продолжал Коннор. — Он все время занят и ходит на собрания, мечтает о внуках, но, боюсь, в этом смысле я пока его разочаровываю.

«Упс, — подумал Коннор. — Слишком много информации».

Оливия вылезла из машины.

— Позволь мне догадаться, — сказала она, глядя на ряд домиков, каждый с маленьким патио. — Твой отец сделал все эти скворечники. Ты скрытный парень. Он сделал их для скобяной лавки, и ты купил их.

«Попался», — подумал Коннор.

— Сделай мне одолжение — не продолжай, — попросил он.

— Ну конечно Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница нет. — Ее взгляд смягчился, и его сердце забилось. Она так смотрела на него много лет назад. И этот взгляд означал для него целый мир.

Его отец приветствовал их у дверей.

— Привет, сынок. Рад тебя видеть. — Он протянул руку Оливии. — Терри Дэвис, мадам.

— Оливия Беллами.

— Мисс Беллами. Как поживаете?

Коннору всегда было неловко от того, как его отец пытался кланяться и шаркать ногой. Когда Коннор указывал ему на это, его отец приводил одно и то же объяснение: «Я так воспитан. Ты должен быть вежливым с лучшими» — «Откуда ты знаешь, что они лучше, чем ты?» — обычно спрашивал Коннор. «Это просто Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница выражение. Если у человека много денег, он может предложить тебе что-что, значит, он лучший». — «Это безумие, папа». — «Так устроен мир, сынок».

И теперь, когда Терри Дэвис приветствовал Оливию, он автоматически причислил ее к группе лучших. У нее был этот лощеный аккуратный вид. Все в ней говорило о достатке и воспитании: маленькие золотые сережки, гладкие волосы, хрустящая белая рубашка с воротником, открытым до приличного уровня, шорты хаки.

Коннор не ожидал, что она будет чувствовать себя так легко в этой маленькой квартирке. Однако, когда она приветствовала его отца, в ее улыбке не было скованности, в ней была только теплота.

— Я надеюсь Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница, мы вас ни от чего не отвлекли.

— Вовсе нет. — Он провел их на кухню и сделал погромче радио. — Я рад компании. — Он суетился, убирая со стола почту и складывая купоны на стол.

Она смотрела на него, и ее выражение лица стало задумчивым, и Коннор с облечением понял, что его отец ей нравится. Она не винила его. Терри Дэвис в прошлом был беспробудным пьяницей в глазах мира. Не считая Коннора. Даже будучи мальчишкой, Коннор не сдавался и хранил надежду. Его сердце разбивалось бесчисленное количество раз, но он был единственной опорой своего отца. Из глупой верности, или отчаяния, или, может быть Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница, из-за любви он настаивал на том, что его отец может исцелиться от своей привычки. Он верил в это так страстно, что, когда пришел момент сделать выбор между отцом и Лолли, он без колебаний выбрал отца летней ночью девять лет тому назад. И эта ночь была навеки выжжена в памяти Коннора.

— Счастлива снова видеть вас, — вежливо произнесла Оливия. — Вы, наверное, не помните меня. Все называли меня Лолли.

— Это имя я помню, — признал Терри. — Вы были такой толстой умницей, вокруг которой вертелся Коннор.

Коннор подавил стон. Пьяный или трезвый, его отец никогда не думал о том, чтобы сдержаться Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница и не говорить все, что было у него на уме.

— Папа…

Улыбка Оливии не была фальшивой.

— Я не знала, что была умной, но, без сомнения, я была толстой.

— Я вижу, вы похудели.

— Папа.

— Как насчет содовой? — спросил ее Терри.

— С удовольствием. Спасибо. — Она совершенно не была удручена его бестактностью и грациозно приняла бутылку воды «Саратога спринз» и уселась за круглым столом.

Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentamvfuwv.html
documentamvgchd.html
documentamvgjrl.html
documentamvgrbt.html
documentamvgymb.html
Документ Счастливое лето в лагере «Киога» на озере Уиллоу для умной симпатичной толстушки Оливии закончилось катастрофой. Ее сердце разбил синеглазый красавец Коннор. Над ней жестоко посмеялись. Она решила 12 страница